Google+ Followers

вторник, 12 сентября 2017 г.

Очковтирательство с количеством чиновников в администрации Тулы

Городская власть вывела из-под действия антикоррупционного законодательства более сотни фактически муниципальных служащих, зачислив их на должности «главных инструкторов-специалистов»,  которые формально не являются должностями муниципальной службы.

Очковтирательство в Тульской области при губернаторе Груздеве стало настолько распространенным и «творческим», что не могло не повлиять на показатели численности чиновников. Так, по отчетам Тульская область выбилась в группу регионов-лидеров не только по сравнительно небольшому количеству областных чиновников, но и по численности муниципальных служащих после их радикального сокращения.

И действительно, если на начало 2012 года в Туле насчитывалось около 560 муниципальных служащих, то на 1 января 2016 года штатная численность городских чиновников  – 422 (данные из ежегодных отчетов главы администрации Тулы). К тому же такое существенное сокращение произошло, несмотря на объединение Тулы с Ленинским районом, что должно было повлечь рост численности чиновников.

Конечно, в администрации Тулы работают не только муниципальные служащие, но и сотрудники, которые занимают должности, не отнесенные к должностям муниципальной службы. Причем численность этих сотрудников в отличие от численности муниципальных служащих за годы кадровых «реформ» значительно выросла. На начало 2017 года штатная численность администрации Тулы составила 836 штатных единиц, из них 424 - должности муниципальной службы, а 412 – должности, не отнесенные к должностям муниципальной службы.

Согласно ст. 10 Федерального закона  "О муниципальной службе в Российской Федерации" лица, исполняющие обязанности по техническому обеспечению деятельности органов местного самоуправления не замещают должности муниципальной службы и не являются муниципальными служащими. К таким лицам могут относиться водители, обслуживающие чиновников, инженеры по защите информации и некоторые другие сотрудники, не осуществляющие публичные функции. Но неужели в администрации Тулы так много подобных сотрудников?

Вот, например, отдел благоустройства города (из Управления по благоустройству):


Из десяти сотрудников у шести странные должности инструкторов по фитнесу главных инструкторов-специалистов.
А в отделе по благоустройству главного  управления по Пролетарскому территориальному округу из шести сотрудников у четырех должности главных инструкторов-специалистовВсего в этом управлении 18 сотрудников занимают должности главных инструкторов-специалистов.
В отделе жилищно-коммунального хозяйства главного  управления по Центральному территориальному округу главных инструкторов-специалистов - половина от общей численности. По всему управлению насчитывается 13 главных инструкторов-специалистов, а в главном управлении по Зареченскому территориальному округу – аж 24.

В городском управлении по транспорту и дорожному хозяйству из 26 сотрудников, указанных на официальном сайте, 12 – главные инструкторы-специалисты, в т.ч. в отделе дорожного хозяйства из 7 сотрудников 5 главных инструкторов-специалистов, а в отделе организации дорожного движения и транспортного обслуживания из 11 сотрудников 6 главных инструкторов-специалистов.

Кто-нибудь в оправдание очковтирателей может сказать, что городская власть так схитрила для уменьшения численности муниципальных служащих, добавив в название распространенной должности слово «инструктор», но это сделано в рамках закона. Как известно, должности муниципальной службы устанавливаются муниципальными правовыми актами в соответствии с реестром должностей муниципальной службы в субъекте Российской Федерации, утверждаемым законом субъекта Российской Федерации (ст.6 ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации"). И так как в Перечне должностей муниципальной службы муниципального образования город Тула отсутствует должность «главный инструктор-специалист», то сотрудники, занимающие эти должности, не являются муниципальными служащими.

Но в подобной логике есть очень существенный изъян, который часто упускают из виду, когда власть пытается злоупотреблять правом. В данном случае совсем игнорируется содержание должности «главный инструктор-специалист».

Но достаточно увидеть обязанности главного инструктора-специалиста, чтобы убедиться в фактической принадлежности главных инструкторов-специалистов к муниципальным служащим.

Вот, например, обязанности главного инструктора-специалиста отдела организации дорожного движения и транспортного обслуживания управления по транспорту и дорожному хозяйству (из должностной инструкции, размещенной на официальном сайте администрации Тулы):

- оказывать консультативную, практическую и методическую помощь транспортным предприятиям различных форм собственности, индивидуальным предпринимателям;
- участвовать в проведении мероприятий по обследованию пассажиропотоков, изучению географии поездок пассажиров и готовить на основе полученных данных предложения по развитию маршрутной сети города и повышению качества транспортного обслуживания населения города Тулы;
- осуществлять контроль, за выполнением договорных обязательств подрядными организациями, перевозчиками различных форм собственности в рамках деятельности отдела;
- участвовать в разработке проектов организации маршрутов регулярного сообщения транспорта общего пользования и конкурсной документации на право их обслуживания;
- участвовать в разработке проектов муниципальных целевых программ в сфере организации транспортного обслуживания населения, организации дорожного движения и обеспечения безопасности дорожного движения в границах муниципального образования город Тула…

Очевидно, что речь идет не о техническом обеспечении деятельности органа местного самоуправления, а об обязанностях по обеспечению исполнения полномочий органа местного самоуправления, т.е. об обязанностях муниципального служащего.

Этот вывод прямо подтверждает пункт 3.1 должностной инструкции:
3.1. Основной задачей главного инструктора-специалиста является обеспечение полномочий главы администрации города по реализации единой политики в области создания условий для предоставления транспортных услуг населению, организации транспортного обслуживания населения, организации дорожного движения…

А вот что относится к основным обязанностям главного инструктора - специалиста отдела по работе с населением и общественностью (формально не муниципального служащего):

Разве допустимо эти обязанности возлагать на лиц, не являющихся муниципальными служащими?
В должностных инструкциях главных инструкторов – специалистов других управлений также много обязанностей, которые являются обязанностями муниципальных служащих.

Разумеется, стремление руководства Тулы приукрасить действительность и искусственно занизить численность муниципальных служащих не требовало бы большого внимания, если бы следствием этого очковтирательства стали лишь первые места в многочисленных никчемных рейтингах.

Однако ситуация гораздо серьезнее.
Явное очковтирательство создает значительные риски для городских финансов в будущем. Многие нынешние сотрудники администрации, формально не являющиеся муниципальными служащими, вооружившись должностными инструкциями и другими документами, смогут через суды доказать, что фактически они исполняли обязанности муниципальных служащих. И городу придется платить…

Но еще опаснее то, что уже несколько лет более сотни сотрудников администрации Тулы де-факто исполняют обязанности муниципальных служащих, что-то координируют, что-то контролируют, что-то подписывают, и при этом не отчитываются за доходы, расходы, имущество, как это делают муниципальные служащие.

Так, в уже упоминаемом городском управлении по транспорту и дорожному хозяйству должности в котором очевидно являются потенциально коррупционными, в отделе организации дорожного движения и транспортного обслуживания из 11 сотрудников всего 2 муниципальных служащих, а остальные занимают должности главных инструкторов-специалистов и референтов. В отделе дорожного хозяйства из 7 сотрудников формально всего 1 муниципальный служащий (заместитель начальника отдела):


Следовательно, отчитываются в рамках антикоррупционного законодательства в указанных двух отделах только трое. А 11 главных  инструкторов-специалистов не имеют никаких ограничений и не обязаны предоставлять сведения о доходах, хотя на практике выполняют муниципальные обязанности.

Таким образом, «хитрость» руководства города с созданием должностей «главный инструктор-специалист» стимулирует коррупцию, т.к. позволяет коррумпированным сотрудникам обойти требования антикоррупционного законодательства.

Кроме облегчения возможности совершения коррупционных действий для «главных инструкторов-специалистов» открыты и другие возможности, недоступные муниципальным служащим. Так, например, главный инструктор-специалист (и по сути городской чиновник) утвержден членом областной Общественной палаты, что еще больше дискредитирует ее деятельность…

Но ни новый губернатор, ни прокуратура почему-то не видят серьезную опасность в выводе большого количества фактически муниципальных служащих из-под действия антикоррупционного законодательства. Впрочем, не в первый раз, даже вывод из областного бюджета 3,2 млрд рублей на «гранты» производителям алкоголя не привлек внимания ни новой областной власти, ни областной прокуратуры.